?

Log in

No account? Create an account
September 2011   01 02 03 04 05 06 07 08 09 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30
Сергей Толстов, директор Института политического анализа и международных исследований (Киев), партнер клуба "Вектор":

24 сентября ожидается встреча президентов России и Украины, где стороны должны прийти к компромиссу по затянувшемуся «газовому» конфликту. Обе стороны пытаются угрожать, что могут обратиться в международный Стокгольмский арбитраж. Однако в конце предыдущей недели президент Украины В.Янукович сделал первый шаг в сторону компромисса – предложил участие Украины в строительстве «Южного потока». Россия отреагировала скептически.
Какова будет развязка конфликта и можно ли найти его взаимовыгодное решение? Об этом мы спросили эксперта в области энергетической политики и международных отношений, директора Института политического анализа и международных исследований Сергея Толстова

Каковы шансы взаимовыгодного разрешения спора между Россией и Украиной по пересмотру действующих контрактов на поставку и транзит газа?

Взаимовыгодное решение спора возможно лишь в том случае, если соответствующие намерения сторон совпадают. Такой подход (урегулирование) предполагает, что у сторон есть определенные расхождения, но поскольку обе стороны понимают необходимость дальнейшего сотрудничества, они избегают демонстративного развития конфликта и пытаются урегулировать эти расхождения на минимально приемлемых для обеих сторон условиях.
Присутствует ли этот момент в позициях сторон на сегодняшний день – сказать трудно. Похоже, что пока возможность урегулирования не просматривается. Для того, чтобы лучше понять природу происходящего, полезно реконструировать и сопоставить реальные интересы сторон, а также попытаться нащупать их возможную точку равноденствия.

Чего хотят российские лидеры и руководители «Газпрома»?

Вероятно, речь идет о решении не только и не столько экономических вопросов (сохранение нынешних контрактов с Украиной, на фоне форсированного лоббирования строительства обходных морских газопроводов). Речь идет также о политических условиях, включая провоцирование ультимативного и ускоренного вступления Украины в Таможенный союз или передачи украинской ГТС «Газпрому». Трудно сказать, насколько эти намерения можно расценить как реалистичные. Однако очевидно, что решение экономических вопросов Кремль хотел бы увязать с решением вопросов политических. Получается это грубо и топорно, но случайности в этом нет, поскольку попытка энергичного давления на Украины была предпринята абсолютно преднамеренно и целенаправленно. Впрочем, сильная сторона российской позиции как раз и заключается в намерении сохранять действующие контракты как можно дольше, поскольку они действительно носят для Украины разорительный характер. Таким образом получается, что сохраняя контракты без изменений, российские лидеры пытаются вернуть Украину на путь дефолта, по которому быстро и уверенно шло правительство Ю.Тимошенко в 2009 г. А там, как можно ожидать, не далеко и до решения задач политического характера.
Вопрос о целях и намерениях украинского руководства представляется менее сложным. Судя по всему, главной задачей официального Киева является коррекция контрактов с тем, чтобы сделать их более приемлемыми и выполнимыми для украинской экономики и социальной сферы. Однако поскольку для устрашения Европы Москва вознамерилась произвести нечто вроде публичной порки своего «стратегического партнера», и при этом прибегла к явно преднамеренным публичным оскорблениям, реакция Киева на сей раз резко отличалась от всех предыдущих случаев и эпизодов. Киев занял позицию эшелонированной обороны, которая сочетается с контратаками, которые выглядят весьма болезненными для российских интересов.


Далее читайте http://politcom.ru/12580.html



Previous Entry  Next Entry